Художники / Яхнин Рудольф Моисеевич

Родился 4 мая 1938 года в Ленинграде.
В 1968 году окончил Институт живописи, скульптуры и архитектуры им. И.Е. Репина (мастерскую книжной графики у профессора М.А. Таранова).
С 1972 года Член Союза художников СССР.
Работал в издательствах Ленинграда, Москвы и других городов. Оформил и проиллюстрировал более 50 книг, главным образом на исторические темы.
Музейные собрания: ГРМ, Военно-морской музей и Музей Суворова в Санкт-Петербурге.

Многие работы Рудольфа Яхнина находятся в музейных и частных коллекциях разных стран.

При всей несхожести с другими представителями творческой элиты Петербурга Рудольфа Яхнина объединяет с лучшими мастерами глубокое искреннее очарование родным городом. Петербург стал для художника его вечной любовью, его студией, мечтой и реальностью. Город воспитал мастера, сформировал неповторимый манера, отличающийся сдержанной манерой при внутренней экспрессии, когда более того яркие краски по-северному приглушены, стилистика картин исполнена гармонии, композиция изящна и архитектонична. Город определил и главную тему творчества. Это история, петровская пора, появление морской столицы России.

Рудольф Яхнин родился в 1938 году, раньше времени проявил художественный дар, а впечатления детства помогли его развить. Шедевры архитектуры, музейные собрания - все духовное состоятельность Петербурга создавало особую среду обитания, питательную почву вдохновения. Коллекции крупнейших музеев страны - Эрмитажа, Русского музея - оказали глубокое воздействие на художника. Он творчески воспринял уроки великих предшественников и убежден, что в произведении все имеет значимость - сюжет и острота композиции, выразительность рисунка и цветовая гамма.

Высокие цели, которые ставил перед собой художник в юности, требовали классического академического образования. Такой универсальной и уникальной школой стала для Рудольфа Яхнина петербургская Академия художеств. За шесть лет, проведенных в стенах Альма матер, он научился дарить простор воображению с помощью рисунка, света, цвета, открыл ощущаемый им и в прошлом, но непостижимый мир. Поиски своего пути, служба в экспедициях в Заполярье, краски .Крайнего Севера и причерноморского юга, все события, явления жизни, размышления переплавились в тигле души, чтобы следом воскреснуть в новом качестве.

Поэзия и драма Петербурга, художественная интуиция подсказали Рудольфу тему дипломной работы. Он выполнил в гравюре оформление и серию иллюстраций книги исторического писателя К). Тынянова Восковая персона. На многочисленных выставках, где была показана эта служба, зрители отметили и точно переданный нрав эпохи Петра Великого, и изобразительную метафору, соответствующую литературному стилю книги, и притягательную красоту гравюр.

Сотрудничая потом с крупными издательствами, известными писателями-историками, Рудольф Яхнин стал признанным мастером книжной графики. Среди полусотни иллюстрированных им книг большинство посвящены прошлому России и Европы: это исторические романы, детская литература, поэтические сборники. Художник с увлечением работал в библиотеках, в запасниках музеев, знакомился со специальными научными трудами. Таким образом он основательно изучил исторический наряд, быт минувших эпох, оружие, экипажи, оснастку старинных кораблей. Потом эти знания воплощались в деталях книжных иллюстраций, что придавало особую убедительность изображаемому. Стилистически гравюры Рудольфа Яхнина связаны со старинными гравюрами. Но это не буквальная стилизация, а своеобразный творческий прием, как словно художник побывал на месте событий, сделал рисунки с натуры, которые превратил после этого в гравюры.

На страницах книг Рудольф Яхнин создал целую галерею портретов исторических деятелей. Его версия убедительна, хотя художник сторонится буквалистического повторения канонических образцов. Там есть острые характеристики, подчеркивающие особенности этих личностей.

Открывая в себе новые возможности, мастер создал за немного лет цикл станковых гравюр, посвященных петровскому Петербургу. Он воссоздал характерные уголки города, где зрители узнают, хотя и не с первого раза, до сих пор наличествующие дворцы, набережные, у которых швартуются старинные корабли. В совершенстве владея языком гравюры, художник изображает наполненные ветром паруса, деревянные корпуса судов, резные фигуры, медь пушек и лоск волн. Таким образом экзотика истории обретает достоверность.

Графика была первой, но не единственной любовью художника. В последние годы Рудольф Яхнин полно и плодотворно занимается живописью, используя обеспеченность палитры для воплощения новых творческих замыслов. В красках, оркестровом звучании цвета предстала на картинах Рудольфа Яхнина петровская пора. Притягательны портреты современников. Трудный жанр портрета открыл ещё одну граница дарования мастера, прежде известного только по гравюрам. Художник деликатно раскрывает средствами живописи характеры портретируемых. В произведениях ощутимо искреннее участливость к человеку, его психологии, внутреннему миру. Автору интересны люди содержательные, глубокие. В своих моделях Рудольф Яхнин подчеркивает то юношескую мягкость, то цветение молодости, то мудрость зрелого возраста, увлекаясь каждым портретируемым и передавая это увлечение зрителям, вызывая их неподдельную симпатию.

Наиболее оригинальное ориентация его творчества, отмеченное повышенным зрительским интересом - картины фантастического мира, мира счастья и всеобщего благоденствия, не существующего в реальности, но желанного. Эти пейзажи были реакцией человека, воспитанного благородной красотой старого Петербурга, на безликую современную застройку, тоской художника по идеалу. Рудольф Яхнин называет такие картины утопиями, поясняя: «Я не могу изменить имеющийся мир, но способен сотворить собственный». Тема, открытая Рудольфом Яхниным, оказалась созвучна ощущениям и настроениям современников. На полотнах, во владениях художника гармонично соединяются натура и искусство, на зеленых холмах вырастают волшебные дворцы, полнятся хрустальной водой бассейны, открывают тайны агатовые гроты, через стены которых пробиваются солнечные лучи. И люди в тех краях счастливы, свободны, красивы, как все, что их окружает. Прототипы утопических пейзажей - в античных руинах Средиземноморья, крымских скалах и утесах и, разумеется, в петербургском архитектурном декоре дворцов, парков, в фонтанах и каскадах Петергофа и Версаля. Причем, в каждой картине есть философская загадка, над которой автор предлагает помыслить зрителям.

Персональные выставки Рудольфа Яхнина сперва открыли публике самобытного мастера, следом подтвердили стойкий заинтересованность ценителей и знатоков к его творчеству. Он работает полно, полон планов, но не спешит обнародовать сделанное, справедливо считая, что с годами художник должен строже относиться к своим творениям. Это знак зрелости. Это зрелость таланта. Однако художник далек от самолюбования. Он что ни на есть придирчивый критик своих работ. Искусствоведы считают Яхнина художником в наибольшей степени выражающим нрав коренного петербуржца, не только из-за круга тем, но и некогда оттого, что все работы мастера проникнуты духом истинной петербургской интеллигентности. «Мне бы хотелось, - выложил заветное стремление художник, - чтобы мои картины приносили людям веселье и утешение, пробуждали, как сказал большой Пушкин, чувства добрые. Это вообще проблема искусства».

Среди многочисленных авторитетных отзывов на творчество мастера особое роль имеет оценка всемирно признанного ученого и общественного деятеля академика Дмитрия Сергеевича Лихачева. В одном из недавних беседа Петербургскому радио он сказал: «Я могу прозвать Рудольфа Яхнина в числе первых, кто достойно продолжает традиции классической школы. Его работы заслуживают не только европейского, но и мирового признания».

Виктор Малков