Художники / Неменова Герта Михайловна

Родилась в 1905 году в Берлине, в семье выдающегося ученого Михаила Исаевича Неменова. В 1918 году Михаил Исаевич Неменов (1880-1950) основал в Петрограде Институт Рентгенологии и радиологии. Брат Неменовой, Леонид Михайлович (1905-1980), также позднее стал одной из ключевых фигур в советской науке: физик – атомщик, академик, в составе сотрудников И.В.Курчатова участвовал в создании первой советской термоядерной бомбы, за что был награжден Сталинской Премией 1953 г.

В 1922 г. Герта поступает на обучение в ленинградский ВХУТЕИН, в мастерскую К.С.Петрова-Водкина. Это неспокойное время нашло яркое отражение в мемуарах ее будущего мужа - художника Валентина Курдова , благодаря ему же, в то время ученику Филонова, школу МАИ посещает и Герта .

Среди сверстников, Герта не затерялась, благодаря своему обаянию и редкой художественной одаренности. В возрасте 18 лет она приняла участие в «Выставке картин петроградских художников всех направлений. 1919-1923» в залах Академии Художеств, самой эпохальной после Революции, актуализировавшей и артикулировавшей на ближайшее время авангардные эксперименты. К cередине 1920-х годов в Ленинграде статусом enfant terrible пользовались молодые художники, объединившиеся в группу «Круг Художников». В их числе были Пакулин, Траугот, Русаков, его жена Купервассер, Емельянов и другие. К ним же присоединилась и Герта, которая участвовала вместе с ними в 3-ей Выставке в 1929 году.

1929 год – это год водораздела между Гертой юной и Гертой, «инфицированной» на долгие годы вперед «французской» культурой, парижским художественным пространством. По рекомендации друга семьи — Луначарского она была направлена для продолжения художественного образования в Париж в сопровождении М.П.Кристи, директора Третьяковской Галереи. В Париже произошло сближение с представителями русской художественной колонии: А.Бенуа, С.Чехониным, а также М.Ларионовым и Н.Гончаровой, которые взяли Неменову под свое покровительство. Им она обязана своему знакомству с представителями парижской культурной элиты: Пикассо, Марке, Леже, школу которого Academie Moderne на Монпарнасе она посещала, получив диплом художника рекламного дела. Это дало ей возможность поработать некоторое время в компании автомобильного магната Ситроена. Общение с выдающимися мастерами добавило уверенности Герте, она принимала участие в нескольких выставках: «Осеннего Салона» и “Surindependants” («Сверхнезависимых»), в последней из которых Неменова представила пять живописных холстов. Одна из этих них – «Балерина» (привезенная из Ленинграда) — была особо тепло принята местной публикой. По возвращении на родину Герта особенно интенсивно работала как живописец, однако становилось понятно, что в советской стране искусство с «французским» акцентом было не то, что несвоевременным, но и в какой-то мере опасным. Начались повсеместные гонения на «формалистов», «неприсоединившихся», избегающих поголовной унификации мастеров.

В это время прибежищем для «французов» (таких как Тырса, Лебедев, Успенский, Лапшин) была Литографская Экспериментальная графическая Мастерская при Ленинградском Союзе Художников. Неменова в 1936 году стала работать в графике, ее первая серия иллюстраций – к роману аббата Прево «Манон Леско» — была безоговорочно принята к печати, книга вышла в свет массовым тиражом. В 1939 году успех также ей сопутствовал с иллюстрациями к роману Р.Олдингтона «Истинный рай».

В начале войны Герте и ее маленькому сыну – Саше Курдову удалось эвакуироваться из блокадного Ленинграда в Казань, где она проработала до 1944 года в качестве художника-оформителя в местном драматическом театре. Две постановки – по Карло Гольдони «Слуга двух господ» и по пьесе Островского «Горячее сердце», Герта Михайловна оформила совместно со знаменитым «бубнововалетовцем» Осмеркиным.

После войны Неменовой жилось непросто. Расставшись с Валентином Курдовым, она замкнулась в своем мире переживаний и рефлексий. Все современное ей искусство измерялось по самому высокому ранжиру, – что бы на это сказали Ларионов и Гончарова. И хотя она практически перестала участвовать в выставках и иных заказных программах, Герта всегда была окружена поклонниками — молодыми художниками и поэтами, признававшими за ней первенство во многих суждениях и спорах. В их числе были и те, кто впоследствии стали лицом ленинградской альтернативной культуры: Михнов-Войтенко, Эрль, Богданов, Козырев, Кузьминский, Хвостенко. Герта Михайловна сумела привлечь к себе пристальное внимание своим незаурядным творчеством. В 1950-70-е годы ею созданы портреты в технике автолитографии многих выдающихся деятелей литературы и искусства: Достоевского, Гоголя, Марсо, Кафки, Блока, Чаплина, Уайльда, Ахматовой, театральные и цирковые серии, урбанистические ленинградские мотивы.

В 1960 году в Ленинград приехал Эрик Эсторик, лондонский маршан, владелец одного из лучших собраний итальянских футуристов. Восхищенный качеством и своеобразием листов ленинградских графиков, в следующем году он устроил показ коллекции в своей Grosvenor Gallery в Лондоне, а позднее и в Нью-Йорке. На афише, а также в рецензии респектабельной «Таймс» был напечатан неменовский «Гоголь». С выставки этот же портрет был закуплен в МОМА (Музей Современного Искусства в Нью-Йорке). В 1986 году Герта Неменова скончалась в своей комнате в коммунальной квартире на Большом проспекте Петроградской стороны Ленинграда, города, которому она поклонялась, и который ее боготворил.