Витебская художественная школа

Важная роль в истории Витебской художественной школы принадлежала Вере Михайловне Ермолаевой (1893-1937). После окончания петербургской гимназии она училась в частной студии М. Бернштейна, сблизилась с художниками «Союза молодежи». Творческая судьба В. Ермолаевой во многом определилась благодаря знакомству с К. Малевичем, которое стало важным фактором в развитии дарования молодой художницы. По меткому определению Е. Ковтуна, Малевич дал ее стихийному дарованию твердый фундамент, культуру формы. Влияние супрематизма заметно во многих работах В. Ермолаевой конца 1910-х гг., хотя оно и не лишило ее творчество ярко выраженной самобытности.

Когда В. Ермолаева появилась в Витебске? Считалось, что это произошло осенью 1919 года. Но в Государственном архиве Витебской области (ГАВО) хранится интересный документ - запрос Президиума Училищного Совета в Витебский Губернский отдел Труда об оплате труда служащих за подписью директора художественного училища М. Шагала и товарища директора В. Ермолаевой, датированный 31 мая 1919 года. Документы марта 1919 года имеют подпись одного Шагала. Таким образом, с большей или меньшей уверенностью можно утверждать, что Ермолаева приехала в Витебск в апреле-мае 1919 года и приступила к работе в народном художественном училище в качестве руководителя мастерской и товарища (заместителя) директора училища. Активно поддерживая начинания К. Малевича, В. Ермолаева была одним их инициаторов создания «УНОВИСА», участвовала в подготовке к постановке (эскизы театральных костюмов) знаменитой супрематической оперы А. Крученых на музыку М. Матюшина «Победа над солнцем» (январь - февраль 1920 года).

Когда в конце мая - начале июня 1920 года М. Шагал, устав от противостояния с Малевичем и организационно-административных забот, заслонивших творческие задачи, покинул Витебск, В. Ермолаева стала руководителем учебного заведения, которое обновило свое название, - теперь оно стало называться «Витебские государственные свободные художественные мастерские». Интересно, что круглая печать училища в период зимы - весны 1920 года, то есть еще во времена директорства М. Шагала, имела две надписи: в центре - «1-ое Витебское Высшее народное художественное училище», а по кругу - «Свободные государственные художественные мастерские». Это объясняет, почему в документах 1920 года использовались оба варианта названия учебного заведения.

Когда в конце 1921 - начале 1922 гг. Витсвомас были возведены в ранг художественно-практического института, В. Ермолаева стала его первым ректором и вплоть до своего отъезда в Петроград в августе 1922 года самоотверженно боролась за сохранение этого детища революции, которому судьба готовила скорую кончину. Ее дальнейшая судьба была связана с ГИНХУКОМ в Ленинграде, где она руководила лабораторией цвета (1922-1927 гг.) под руководством К. Малевича, который являлся директором института.

В конце октября 1919 года в Витебск по приглашению Л. Лиси цкого (В. Ермолаевой?) приехал Казимир Северинович Малевич (1878-1935). А. Шатских в своей статье, посвященной «витебскому периоду» жизни мастера, воссоздает убедительную картину пребывания художника в городе, вплоть до его отъезда в Петроград. Это борьба с М. Шагалом за переустройство системы преподавания в художественном училище, организация совместно с единомышленниками, которых Малевич обрел здесь великое множество, группы «УНОВИС», напряженная работа по созданию теории нового искусства.

В. Зейлерт, который учился в те годы в Витсвомасе, вспоминает: «Я у Малевича занимался. И был курьез. У Малевича мы занимались по расписанию, а без расписания бегали рисовать к Пэну. Класса Пэна в учебном корпусе не было. Я помню, на втором этаже размещались мастерские Ермолаевой, Малевича и Лисицкого, а в цокольном этаже размещалась скульптурная мастерская Д. Якерсона.

Писали натюрморты. Малевич ставил натурную постановку: балалайка и череп на фоне такой желтой драпировки, на подоконнике перчатки и свеча белая. Или, например, голова в духе Сезанна. Это было такое наглядное пособие из гипса, обруб четыре-пять стадий от общего к деталям, поэтапная разработка, мы выполняли монохромную разработку одним цветом - гризайль.

Теории у нас не было, а были жаркие споры. То, что Малевич писал в своих статьях о супрематизме, это и было содержание лекций. Это была пропаганда своего собственного метода творчества».

Учебный процесс в Витебских государственных свободных художественных мастерских стал осуществляться на основе выработанной К. Малевичем и членами «УНОВИСА» системы. В «Альманахе УНОВИСА №1» (Витебск, 1920) была опубликован Программа единой аудитории живописи коллектива «УНОВИС». Она начиналась с вводного курса по освоению живописной и скульптурной формы, объема, плоскости и т.д., затем предполагала последовательное изучение сезаннизма, кубизма, футуризма, супрематизма. «Новая живописно-цветовая мирореализация была главным направлением всей программы, дающей возможность овладения основами современного формообразования. Вырабатывающаяся учебно-педагогическая система, как представлялось, давала в руки точный метод, по которому можно было строить и конструировать новый мир, - наличие метода и истовая вера в его результативность привела к тому, что прекрасная утопия быстрого творческого пересоздания мира захватила почти всех учеников Витебской народной школы».

Особое положение К. Малевича в коллективе Витсвомаса хорошо иллюстрирует документ, адресованный Заведующему Витгубнаробразом т. Храпковскому от 29 декабря 1920 года:

«Профессор Витебских государственных художественных мастерских т. Малевич с 1-го ноября 1919 года ведет специально выработанный курс теории и практики нового искусства в художественных мастерских, практические занятия в трех мастерских и в них же курс лекций.

Являясь единственным теоретиком и исследователем по вопросам нового искусства, т. Малевич своим присутствием создает учебную жизнь целого ряда учебных коллективов мастерских и поэтому присутствие т. Малевича в Витебских мастерских безусловно необходимо. Между тем, ставка, выработанная для руководителя, ниже прожиточной нормы, академический паек больше не выдается, и посему мастерские ходатайствуют об утверждении т. Малевичу персональной ставки в размере 120000 р. в месяц, дабы он мог оставаться на работе в Витебске.

Уполномоченный Витсвомас В. Ермолаева».

К. Малевич покинул Витебск на рубеже 1921-1922 гг., когда вокруг художественно-практического института сгустилась атмосфера непонимания и недоброжелательности, материальное положение педагогов стало критическим, а главное, была утрачена вера в возможность дальнейшей продуктивной работы. Его судьба в последующие годы связана со становлением ГИНХУКА в Петрограде, куда со временем пришли его витебские соратники по «УНОВИСУ» - В. Ермолаева, Н. Коган, некоторые выпускники художественно-практического института.

В мае 1922 года был осуществлен первый и единственный выпуск в Витебском художественно-практическом институте. Дипломы об окончании получили 11 человек, еще 17 студентов были переведены в высшие художественные учебные заведения Москвы и Петрограда. Выпускниками института стали Т. Г. Бейнарович, И. Т. Гаврис, Н. И. Гусев, М. Ш. Векслер, Н. О. Коган, Г. И. Носков, Н. М. Суэтин, Л. М. Хидекиль, И. Г. Чашник, Л. А. Юдин, С. Б. Юдовин, в графе специальность у большинства из них было указано - художник-конструктивист.

Любопытная деталь: некоторые из выпускников, будучи еще студентами, являлись одновременно руководителями мастерских Витсвомаса, затем института. Это М. Векслер, Н. Коган, Г. Носков, С. Юдовин, а И. Гаврис с осени 1921 года являлся даже заместителем В. Ермолаевой и руководил институтом во время ее командировок.

1922-1923 учебный год стал последним годом существования художественно-практического института. К осени в его штате осталось 5 преподавателей, секретарь и служитель. Исполняющим обязанности ректора стал Иван Трофимович Гаврис, которому В. Ермолаева передала дела перед отъездом в Петроград, на общем собрании коллектива были также избраны еще два члена правления - Ю. Пэн (проректор по учебной работе) и С. Юдовин (проректор по хозяйственной части). Руководство учебными мастерскими осуществляли также А. Бразер и Е. Минин.

В начале апреля 1923 года работа художественно-практического института подверглась тщательной, скрупулезной и весьма недоброжелательной ревизии.

Судьба института, и в этом немалую роль сыграли итоги ревизионного обследования, была предрешена; в августе-сентябре 1923 года он был преобразован в Витебский художественный техникум. История Витебского художественного техникума - новая глава в летописи Витебской художественной школы. Губернское руководство не только приняло решение о реорганизации художественно-практического института, но и привлекло к преподавательской работе в техникуме коллектив художников-педагогов из находившейся неподалеку от Витебска художественной школы в Велиже.

Для техникума было отведено помещение бывшей синагоги по Володарской улице, перестроенное для нужд художественной школы. Директором техникума стал Михаил Аркадьевич Керзин (1883-1979), скульптор, выпускник Петроградской Академии художеств по классу Залемана.

Витебский художественный техникум согласно плану Охобра Главпрофобра был предназначен для обслуживания всего Западного края, в стране действовало только 4 подобных заведения. В апреле 1924 года Витебск вместе с несколькими уездами Витебской губернии вошел в состав БССР, и Витебский техникум получил название Белорусский художественный техникум. Он стал в подлинном смысле слова кузницей национальных кадров живописцев, графиков и скульпторов Советской Белоруссии.

В довоенный период в Минске художественное учебное заведение так и не было создано, и Витебск остается не только одним из ведущих культурных центров республики, но и ее главным учебно-педагогическим центром изобразительного искусства. В техникуме были созданы отделения живописи и скульптуры, в 1925-1930 гг. подготовка специалистов велась на отделении керамики, в 1930-1936 гг. работало полиграфическое отделение.

Среди выпускников техникума (с 1934 года - Витебского художественного училища) - имена ведущих белорусских живописцев и графиков: Е. Зайцева, Е. Николаева, В. Цвирко, Н. Воронова, А. Гугеля, К. Космачева, Р. Кудревич, П. Масленникова, А. Последович, В. Суховерхова, Е. Красовского, Л. Рана, В. Тихановича, Е. Тихановича, А. Волкова, П. Явича и многих других.

После войны возрождение началось с открытия в 1949 году художественно-графического педучилища. Новым этапом в развитии художественно-педагогической школы стало создание в 1959 году художественно-графического факультета (ХГФ) при Витебском педагогическом институте.

© Материал подготовлен администрацией сайта Арт Каталог.
При полном или частичном копировании ссылка на сайт www.art-katalog.com обязательна!