Чистяков Павел Петрович (1832-1919)

«Техника – это язык художника; развивайте её неустанно, до виртуозности. Без неё вы никогда не сумеете рассказать людям свои мечтания, свои переживания, увиденную вами красоту.»
Чистяков П.П.

Чистяков Павел Петрович один из крупнейших деятелей искусства второй половины XIX века, выдающийся педагог, оказавший значительное влияние на развитие реалистического направления. 


Родился 23 июня (5 июля) 1832 г. в селе Пруды Тверской губернии. Родители художника были крепостными крестьянами генерал-майора А.П. Тютчева. Отец, Петр Никитич, управлял имением Тютчева. Помещик хорошо относился к семье своего управляющего и при рождении у того детей давал им вольную. Павел стал свободным на третий день после рождения.
Первые уроки рисования он получил в Бежецком уездном училище. Павел проявлял такие успехи в учёбе, что власти города решили после окончания Чистяковым училища, определить его на казённый счёт в Тверскую гимназию. На что юный талант возразил, что, если его не отдадут учиться дальше в Академию художеств, он умрёт.
В 1849 году юноша стал вольноприходящим учеником Петербургской академии художеств.
В 1849-1861 учился в ИАХ в классе исторической живописи у П. В. Басина. За период учебы получил все существовавшие академические награды: в 1854 и 1857 - малые серебряные медали за рисунок и этюд, в 1855 и 1858 - большие серебряные медали за рисунок и этюд. В 1860 был награжден малой золотой медалью за картину «Патриарх Гермоген в темнице отказывает полякам подписать грамоту о роспуске народного ополчения, оборонявшего Москву», в 1861 - большой золотой медалью за программу «Великая княгиня Софья Витовтовна на свадьбе великого князя Василия Темного в 1443 году срывает пояс с драгоценным каменьями, который некогда принадлежал Дмитрию Донскому и которыми Юрьевичи завладели неправильно». Окончил курс со званием классного художника 1-й степени и правом пенсионерской поездки за границу сроком на шесть лет.
Осенью 1862 г. Чистяков отправился в пенсионерскую поездку. Он посетил Германию, Францию и Италию. После возвращения в Петербург в 1870 г., за написанные за границей картины "Римский нищий", "Голова чучарки" и "Француз, собирающийся на публичный бал", признан академиком.

К концу пребывания в Академии художеств Чистяков был не только блестящим учеником, но и уже известным в Петербурге педагогом. Многочисленные частные уроки создали ему в столице славу прекрасного учителя. Но основным и наиболее серьёзным педагогическим достижением молодого Чистякова была его работа в Рисовальной школе Общества поощрения художеств. Уже здесь он выделялся как очень способный и самобытный учитель. К его мнениям и советам прислушиваются талантливые молодые художники.

В 1872 г. был приглашен в классы АХ адъюнкт-профессором. Одновременно он вел занятия в своей мастерской, руководил частными студиями, переписывался с учениками. Популярность педагога была огромной. Это давало повод для предвзятого отношения к нему со стороны коллег: лишь в 1892 г. его назначили профессором. Однако после реформы АХ Чистяков в 1894 г. отошел от преподавания. В 1890-1912 гг. он заведовал мозаичным отделением АХ и следил за выполнением основных мозаичных работ в России на рубеже веков: в храме Христа Спасителя в Москве, Исаакиевском соборе и храме Воскресения Христова в Петербурге. В 1908 г. в критический момент для бывшей репинской мастерской Чистяков ненадолго стад ее руководителем, а в 1910 г. передал ее своему ученику В. Е. Савинскому. С 1913г. - действительный член АХ.
Помимо работы в АХ вел многочисленные кружки и группы, давал рекомендации по композиции, технике и технологии живописи. С 1896 входил в Комиссию по отбору и приобретению новых поступлений для Русского музея императора Александра III, консультировал С. Т. Солдатенкова и П. М. Третьякова по вопросам приобретения произведений искусства.

К концу педагогической деятельности Чистякова число его учеников было огромно. Не говоря уже об академических классах, где через его руки прошло несколько сот учащихся, большинство русских художников второй половины XIX века, соприкоснувшихся с Академией художеств, в той или иной мере пользовались его советами и указаниями. А многие прошли у него систематическую школу. В их числе - Е. Поленова, И. Остроухов, Г. Семирадский, В. Борисов-Мусатов, Д. Кардовский, Д. Щербиновский, В. Савинский, И. Грабарь, Ф. Бруни, В. Матэ, Р. Бах и многие другие. Но лучшим свидетельством роли Чистякова в истории русского искусства служит плеяда выдающихся мастеров - Суриков, Репин, Поленов, Виктор Васнецов, Врубель, Серов.
С Поленовым у Чистякова сохранились навсегда тёплые, дружеские отношения. Поленов глубоко любил Павла Петровича, а не только ценил в нем учителя. И эту любовь, неоднократно подтвержденную, передавал и своим собственным ученикам. Через Поленова педагогическая слава Чистякова ещё шире разносилась по России, ибо его учение осуществлялось не только в стенах Академии художеств, но и в Московском училище живописи, ваяния и зодчества, где преподавал Поленов. Учитель с первых дней определили его характер. «Вы колорист», - сказал он Поленову. Учитывая с самого начала эту особенность ученика, он всячески поощрял её и развивал.
Репин мало работал с Чистяковым, но и будучи уже известным художником приходил брать у Чистякова уроки, не считал для себя унизительным работать в кружке с юными учениками Чистякова и выслушивать советы Павла Петровича. Именно Репин отдал для совершенствования Чистякову Серова, своего любимейшего ученика.
Врубель попал в личную мастерскую Чистякова в 1882 году. До этого он разочаровался в обучении, считал, что его учат сухим штампам и схематизации живой природы. Учёба у Чистякова оказалась, как он сам потом говорил, формулой живого отношения к природе. Врубель именно Чистякову обязан своим блестящим знанием акварели.
Чистяков не удовлетворялся обязательными по службе классными дежурствами. В отличие от большинства профессоров он, если видел в человеке искру таланта, если видел настоящую преданность человека делу, то занимался с ним уже в своей мастерской. Он вообще-то был довольно суровым и придирчивым педагогом. Особенно жестко он высмеивал самодовольство, которое считал у художника основным препятствием к творческому росту.
Считается, что у Чистякова было безошибочное чутье на масштаб и характер способностей ученика. Он как бы предвидел, что получится из того или другого художника при серьёзном отношении к делу. И настраивал на это серьёзное отношение. Поэтому и поговорка у него была, когда заставлял учеников снова и снова переделывать работу: «Будет просто, как попишешь раз со сто».

Скончался гениальный преподаватель и основоположник русской исторической живописи 11 ноября 1919 г. в Детском Селе (ныне г. Пушкин Ленинградская область).

© Материал подготовлен администрацией сайта Арт Каталог.
При полном или частичном копировании ссылка на сайт www.art-katalog.com обязательна!