Маковский Константин Егорович (1839-1915)

Константин Егорович Маковский родился 20 июня 1839 года в Москве в семье потомственного, но небогатого дворянина Егора Ивановича Маковского, служащего московской дворцовой конторы. Его предки, выходцы из Польши, осели в Москве еще при Екатерине II. Мать К.Е. Маковского, Любовь Корнелиевна (Корнеевна), была дочерью фабриканта музыкальных инструментов Корнелиуса Моленхауэра, немца из Померании. Константин Егорович был их старшим ребенком. Из родившихся в семье детей выжили, помимо Константина, еще двое сыновей – Владимир и Николай, в будущем тоже художники, – и две дочери – Александра, впоследствии известная художница-пейзажистка, и Мария, выбравшая карьеру певицы. Художником станет Александр, сын Владимира Егоровича, в мастерской И.Е. Репина будет учиться Елена Константиновна, а Сергей Константинович получит известность как выдающийся художественный критик, издатель популярного в 1910-х годах журнала «Аполлон».

В Москве в 1840-е годы дом Маковских слыл своеобразным культурным центром. Мать Маковского обладала прекрасным звонким сопрано. Она выступала с лучшими певцами своего времени. Любови Корнелиевне пророчили славу певицы, но она предпочла ей замужество и семейное счастье. Очень одаренными музыкально оказались и все дети Маковских.
В доме у Маковских бывали люди искусства: А.Н. Островский, В.В. Самойлов, В.А. Каратыгин, С.К. Зарянко, В.А. Тропинин, Карл и Александр Брюлловы.

Константин Маковский унаследовал таланты и матери, и отца. Музыка была его второй стихией, но все же профессией стала живопись. Рисовать он начал с четырех лет. Когда ребенок стал старше, отец взялся за обучение сына, давая копировать гравюры из домашнего собрания.

В октябре 1851 года двенадцатилетний мальчик смог поступить в Московское училище живописи, ваяния и зодчества.
В первой половине 1850-х годов в Училище действовал старый метод обучения: в трех первых классах ученики занимались копированием с оригиналов, рисованием с антиков и лишь в четвертом приступали к собственно живописи. Все изменилось, когда в 1856 году инспектором училища стал С.К. Зарянко. Он предложил новый метод, основанный на системе его учителя А.Г. Венецианова. Этот метод заключался, прежде всего, в глубоком изучении натуры. «Культ натуры» оказался привит и Маковскому, хотя преобразования случились в последние годы его пребывания в Училище.

Хорошей традицией для лучших учеников Московского училища было стремление продолжить обучение в Петербургской Академии художеств, являвшейся следующей ступенью на пути овладения мастерством. Еще числясь в Училище, Маковский получил от Академии серебряную медаль за этюд с натуры. Это укрепило его в намерении попытать счастья в Петербурге, куда он и отправился осенью 1857 года.

К моменту переезда в Петербург у него уже созрело и укрепилось решение посвятить себя исторической живописи, традиционно считавшейся наиболее высоким родом творчества.

В апреле 1858 года Маковский получил малую серебряную медаль за рисунок с натуры, а в декабре того же года ему присудили серебряную медаль первого достоинства за этюд с натуры. В сентябре 1860 года на академической выставке экспонировалась его работа «Исцеление Иисусом Христом слепых после изгнания из храма торжников», а через год – «Харон перевозит души через реку Стикс». Обе были исполнены по заданной академической программе.

Маковский отказывается от написания картины по исторической программе и получает разрешение представить другой эскиз – «по конкурсу народных сцен». 15 ноября 1861 года Совет Академии утвердил тему «Агенты Дмитрия Самозванца убивают сына Бориса Годунова», выбранную Маковским19. За полотно, созданное на эту тему, он в августе 1862 года получил малую золотую медаль, а уже в октябре его внесли в список допущенных до конкурса на большую золотую медаль. Но в нем Маковский, как впрочем никто из его соучеников, участия не принимал, ограничившись получением звания классного художника второй степени по исторической и портретной живописи с присвоением чина XII класса. 1863 год знаменателен для истории Академии художеств тем, что четырнадцать ее лучших учащихся, претендентов на медаль, демонстративно вышли из стен взрастившего их учебного заведения. Причиной разрыва с Академией послужил отказ конкурентов писать картину на заданную тему из скандинавской мифологии, воспринятую учениками как архинесовременную. Это событие имело свое продолжение...

В 1870 году Маковский участвовал в работе над проектом устава Товарищества передвижных художественных выставок, стал членом-учредителем Товарищества, а в январе 1872 года выбыл из его состава как не представивший, в соответствии с уставом, свои работы на первую передвижную выставку. В 1879 году вновь вступил в члены Товарищества, а в 1884 опять выбыл.

Маковский оказался единственным участником «бунта 14-ти», дожившим до его 50-летнего юбилея.

Несмотря на участие в «бунте 14-ти», а затем сотрудничество, хотя и непостоянное, с Товариществом передвижных художественных выставок, живописец чувствовал себя теснее связанным все же с академическими кругами. Противостояние официальной власти оказалось не в его характере: не ссорясь с начальством, спокойнее ощущать себя независимым. Да и Академия была заинтересована в союзе с талантливыми выпускниками. А Маковский, безусловно, обладал талантом, известность и популярность пришли к нему еще в пору обучения в Академии, он мог немало способствовать прославлению своей alma mater. Художник постоянно участвовал в академических выставках. В 1867 году за представленные на них ряд портретов, картины «Бедные дети» и «Селедочница» он получил звание академика, а в 1869 году за работы «Наставление матери», «Разговоры по хозяйству», «Не по силам ноша», «Семейный портрет» и «Народное гуляние во время масленицы на Адмиралтейской площади в Петербурге» его утвердили профессором. Когда в 1874 году было основано Общество выставок художественных произведений, опекаемое Академией (в противовес Товариществу передвижников), Маковский принял участие в его первой выставке.
В ноябре 1866 года художник женился на артистке драматической труппы Императорских театров в Санкт-Петербурге Елене Тимофеевне Бурковой (сценическая фамилия Черкасова), внебрачной дочери графа В.А. Адлерберга. Это был счастливый брак людей, имеющих общие интересы и духовные запросы. Она неплохо рисовала и, подобно мужу, страстно увлекалась музыкой. Композиторы, певцы, пианисты любили бывать в доме молодой четы. Особым уважением у них пользовались члены содружества «Могучая кучка». Исполненный Маковским портрет Цезаря Кюи в мундире, живой и выразительный, говорит о том, что художник хорошо знал этого человека – композитора и музыкального критика, окончившего Военно-инженерную академию и получившего впоследствии звание инженер-генерала.

Семейное счастье Маковского длилось недолго. Елена Тимофеевна заболела туберкулезом и в марте 1873 года умерла. В связи с болезнью жены художником была предпринята первая поездка на Восток, в Каир; через год состоялась еще одна, результатом которой явилось написание картины «Возвращение священного ковра из Мекки в Каир» (1875). Ее второй вариант – «Перенесение священного ковра в Каире» (1876) – был приобретен императором за десять тысяч рублей. В 1876 году Маковский в третий раз едет в Африку: снова в Египет, а также в Алжир и Абиссинию. Восточные этюды, нарядные по колориту и яркие по жизненной убедительности образов, выразительности национальных типажей, послужили ценнейшим подсобным материалом для ряда картин из восточного быта.

В 1875 году Маковский вступил во второй брак. Юлию Павловну Леткову он встретил в 1874 году на балу в Морском корпусе.

Тридцатипятилетний профессор живописи влюбился с первого взгляда. Юная красавица («ангел неизреченной красоты», по словам И.Е. Репина) приехала в Петербург зимой 1874 года поступать в консерваторию. Она имела лирическое сопрано красивого тембра, художник был покорен ее музыкальностью. Сам Константин Маковский, обладавший удивительным бархатистым баритоном, пел, как настоящий артист, и даже выступил на профессиональной сцене в опере «Травиата». Впоследствии Юлия Павловна называла мужа «человеком-песней». В январе следующего года, по достижении невестой шестнадцатилетнего возраста, была сыграна свадьба.

Весной молодая пара едет в Париж, где общается с кружком русских художников, в который входили А.П. Боголюбов, А.А. Харламов, Ю.Я. Леман, К.А. Савицкий, В.Д. Поленов, И.Е. Репин, И.П. Похитонов и другие. Наискосок от дома, где молодожены снимали квартиру, на rue de Bruxelles находилась вилла Полины Виардо, знаменитой певицы, в доме у которой жил И.С. Тургенев. Музыкально одаренные Маковские посещали салон Виардо, там устраивались вечера, даже маскарады.
Художник много путешествует, часто и легко перемещается из Парижа в Петербург, из Петербурга в Париж. Он совершает также продолжительные поездки по российской глубинке (Тамбовская, Саратовская, Тверская губернии), а летом 1877 года около трех месяцев проводит на Балканах, делает зарисовки, двигаясь вслед за наступающей русской армией по Сербии и Болгарии

В Петербурге Маковский часто меняет местожительство и мастерские. Унаследовав от своего отца страсть к собирательству, он приобретает старинные предметы быта, украшения, одежду, которые затем использует в своих картинах, так что помещения, где он работает, напоминают музей. Знаменитый портрет Алексеича «За самоваром» (начало 1880-х) находится в Государственной Третьяковской галерее. Там же висит и картина «В мастерской художника» (1881), где как раз изображены помещение и предметы, которые описаны Сергеем Маковским, а также он сам — четырехлетний малыш, который, вскарабкавшись на старинное кресло, покрытое нарядной, расшитой узорами тканью, тайком тянется к блюду с фруктами. Огромный рыжий пес мирно дремлет на роскошном ковре, охраняя «маленького вора».

После смерти Маковского его вдова устроила аукцион, где в течение одиннадцати  дней было распродано 1100 «номеров», составлявших богатую и ценную антикварную коллекцию художника, собранную с любовью и знанием дела. В период, когда Маковский работал над большими полотнами из древнерусского быта, он имел обыкновение для вдохновения осуществлять постановку «живых картин», как бы репетирующих композицию будущей картины. Маковский слыл блестящим организатором подобных зрелищ. В качестве бутафорского реквизита использовались вещи из его коллекции.

Целый ряд портретов художник связал с театрально-карнавальным действом, к чему, возможно, его и подтолкнула постановка «живых картин». Так, в парадном портрете В.А. Морозовой (1884) платье цвета бледной морской волны, украшенное золотисто-кружевной отделкой «а 1а XVII век», накинутая на плечи шубка глубокого винно-красного тона, старинная форма кресла вызывают ассоциации с парадными портретами западноевропейских классиков, однако, симпатичное, но не породистое лицо модели находится в некотором противоречии с пышным окружением. Зато «Портрет мужчины в бархатном костюме» (1882) полностью выдерживает стилистику. Бархатный костюм темно-красного (особенно любимого Маковским) цвета, шляпа с перьями необыкновенно идут этому горбоносому «гранду» с темной, как смоль, бородой, в которой начинают проступать красиво оттеняющие ее, отливающие голубизной седые волосы.

В 1878 году Маковский был пожалован кавалером ордена Св. Анны III степени. Тогда же он дебютировал в парижском Салоне и вскоре завоевал право показывать полотна «вне жюри». В 1885 году на Всемирной выставке в Антверпене, где выставлялось его полотно «Боярский свадебный пир XVII столетия» (1883), он получил высшую награду жюри, а в 1889 году на Всемирной выставке в Париже за картины «Смерть Иоанна Грозного» (1888), «Суд Париса» (конец 1880-х), «Демон и Тамара» (1889) был удостоен большой золотой медали. Французское правительство отметило организационную деятельность Маковского в комиссии распорядителей выставки, наградив его кавалерским крестом ордена Почетного Легиона.

К.Е. Маковский в 1898 году развелся с Юлией Павловной и вступил в третий брак – с Марией Алексеевной Матавтиной, которая к тому времени уже родила художнику троих детей.

В 1910 году вместе с новой семьей художник торжественно отметил пятидесятилетний юбилей своей творческой деятельности, тогда же он получил и чин действительного статского советника.

Еще в 1902 году К.Е. Маковский составил завещание, по которому все права и имущество переходили М.А. Матавтиной-Маковской. После его смерти, в результате проведенного вдовой аукциона было выручено 285 тысяч рублей, а весной 1916 года она приобрела имение за 350 тысяч, в котором намеревалась устроить фамильный склеп. Туда Матавтина собиралась перевезти прах супруга, к тому времени покоившийся на Никольском кладбище Александре-Невской лавры. Революция помешала этим планам...

Маковский стал жертвой уличной аварии (его пролетка была сбита трамваем) и умер в Петербурге 17 (30) сентября 1915.

© Материал подготовлен администрацией сайта Арт Каталог.
При полном или частичном копировании ссылка на сайт www.art-katalog.com обязательна!