Нестеров Михаил Васильевич (1862-1942)

Родился Михаил Васильевич Нестеров 19 мая 1862 года в Уфе в семье купца. Когда мальчику было двенадцать лет, отец привез его в Москву, чтобы он поступил в техническое училище. Однако Михаил не выдержал экзамена, и его определили в реальное училище К. Воскресенского. Там у него заметили художественный дар и посоветовали поступать в Московское училище живописи, ваяния и зодчества, где ему посчастливилось учиться у В. Перова, который умер в 1882 году. Некоторое время Нестеров проучился в Петербургской академии художеств, но проповедуемый там сухой академизм был ему глубоко чужд, и он опять возвратился в Москву.
Нестеров очень любил творчество Рембрандта, Ван Дейка, Веласкеса, дружил с Суриковым, В. Васнецовым, И. Левитаном. Нестеров и Левитан не сблизились до конца ни с передвижниками, ни с "мирискусниками" и хотели даже создать свое художественное общество. Но этому помешала смерть Левитана.
В 1884-1886 годах Нестеров начал разрабатывать историческую тему, больше всего его интересовала допетровская Русь, которую он познавал, читая книги Карамзина и Забелина. В 1886 году, когда Нестеров окончил училище, он потерял любимую жену. Именно это событие повлияло на его духовное перерождение. В результате появились такие картины, как "Пустынник", "Видение отроку Варфоломею", "Отшельник", "На горах", "Думы".
Работать над картиной "Видение отроку Варфоломею" Нестеров начал после возвращения из-за границы в 1889 году. Эта картина открывает цикл, посвященный Сергию Радонежскому, который стал для Нестерова воплощением духовной чистоты и истинного подвижничества. Юный Варфоломей - будущий Сергий печален и трепетен, как и вся окружающая его природа. Привидевшийся ему старец с чудесным сиянием вокруг головы написан вполне реально, и это повышает эмоциональное воздействие на зрителя. В то время не один Нестеров искал духовные, нравственные ориентиры. С проповедью нравственного очищения выступал Л. Толстой. Любовь и доброта, смирение и покорность в качестве чисто русского нравственного идеала виделись и героям Ф.Достоевского, который писал, что "от сих, кротких и жаждущих уединенной молитвы выйдет, может быть, еще раз спасение земли Русской".
В 1890 году М. Нестерова пригласил в Киев А. Прахов. Он предложил ему поработать вместе с В. Васнецовым над росписями Владимирского собора. В это время - в 1890-1895 годах - в произведениях Нестерова появилась мистика, некоторая стилизация и даже вычурность.
В 1895 году Нестеров какое-то время жил в Сергиевом Посаде. И одной из лучших картин из монашеской жизни считается его "Под благовест", где изображены два монаха - один пожилой, а другой совсем молодой. Они как бы проходят перед нами, вчитываясь в слова молитв. Своеобразным продолжением этой картины можно воспринимать написанное в 1897 году полотно "Великий постриг", где воссоздана сцена жизни женского скита - проводы на постриг одной из монахинь. В 1903 году появилась картина "Молчание", написанная под впечатлением посещения Соловецкого монастыря, а в 1901-1905 годах Нестеров приступил к работе над программным для него полотном "Святая Русь". Как и А. Иванов, М. Нестеров изображает явление Христа народу, однако ему не удалось уйти от ложного пафоса, некоторой театральности. Л. Толстой назвал эту картину "панихидой русского православия". Не очень удачной посчитала критика и церковную живопись Нестерова. Он и сам чувствовал, что сделанные им росписи не совсем удались. М. Нестеров писал своему другу А. Турыгину: "Как знать, может, Бенуа и прав, может, мои образа и впрямь меня "съели", быть может, мое "призвание" не образа, а картины - живые люди, живая природа, пропущенная через мое чувство, словом - "опоэтизированный реализм".
В поисках эстетического идеала Нестеров написал в 1905- 1906 годах такие картины, как "Лето", "Два лада", "Свирель"... В 1905 году художник создал большой портрет свой жены Е. Нестеровой, портрет княгини Н. Яшвиль, своей дочери. Именно его старшая дочь О. Нестерова писала позже в письме одному из биографов отца: "В своих изображениях женщин отец всегда предпочитал моменты душевного одиночества, грусти и обреченности".
В 1907 году Нестеров согласился на предложение великой княгини Елизаветы Федоровны и взялся расписывать храм Покрова Богородицы при Марфо-Мариинской обители в Москве. Четыре года работал он вместе с архитектором А. Щусевым. В качестве фона для некоторых сцен художник использовал этюды, которые были сделаны им во время поездки на Капри в 1908 году. Композиции Нестерова в этом храме по цвету очень звучные, активные.
В 1909-1914 годах в творчестве Нестерова все яснее звучит тема тихой человеческой жизни, ничем не замутненной радости бытия. Именно этой теме посвящены "Вечерний звон", "Схимник", "Тихие воды", "Старец" и др.
В 1914-1916 годах Нестеров работал над картиной "Душа народа" ("На Руси"), где к берегу Волги движется толпа людей, среди которых можно узнать и Достоевского, и Толстого, и Вл. Соловьева. Есть царь и есть юродивый...
В 1917 году появились его "Философы" - двойной портрет П. Флоренского и С. Булгакова.
После Октябрьской революции Нестеров продолжал работать над своей излюбленной темой и написал такие картины, как "Молитва", "Мать Евпраксия", "У монастырской стены". Новые черты в его творчестве появились только в портретах 20-х годов. И один из лучших - написанный в 1923 году портрет младшей дочери ("Девушка у пруда"). Сам Нестеров писал о нем: "Вышел, говорят, не хуже, чем в молодые годы, свежо, нарядно. Она сидит у пруда в серый день в голубом платье типа "директория", в белой косынке на плечах и белой шляпе соответственного фасона. В целом получилось нечто вроде Шарлотты Корде!" В 20-е годы Нестеров много писал своих близких - дочерей, П. Корина, В. Васнецова, А. Северцова, автопортреты. В образе Васнецова художник подчеркнул уверенность, величавость, в двойном портрете братьев Кориных Павел серьезен и сосредоточен, а Александр более лиричен, задумчив. А портрет Шадра воспринимается как символ вдохновенного творчества. Таким образом, в каждой модели художник отыскивал и акцентировал только самые главные, определяющие черты, создавая яркие, выразительные характеры. В 1935 году Нестеров написал портреты В. Черткова, С. Юдина и И. Павлова.
Работая над образом академика И. Павлова, который и в восемьдесят один год был удивительно моложав, художник писал: "Самым рискованным в моем портрете были два положения: темный силуэт головы на светлом фоне и руки, сжатые в кулаки. Повторяю, жест характерный, но необычный для портрета вообще, да еще столь прославленного и старого человека, каким был Иван Петрович".
В 1940 году, когда Нестерову было уже семьдесят девять лет, написал он необыкновенно динамичный, глубокий портрет скульптора В. Мухиной, которая лепит летящую фигуру Борея.
С конца 30-х годов Михаил Нестеров работал над своей книгой "Давние дни", которая вышла в свет в 1942 году.
В 1941 году он начал писать один из последних портретов - портрет А. Щусева.
Хотел еще создать портрет своего сына в тюбетейке. Успел написать пейзаж "Осень в деревне", который созвучен пушкинскому стихотворению "Уж небо осенью дышало". Это не просто пейзаж, это подарок. На обороте осталась надпись: "Дарю "Осень в деревне" жене моей Екатерине Петровне в память сорокалетия нашей свадьбы..."

Бoгдaнoв П.С., Бoгдaнoвa Г.Б.

© Материал подготовлен администрацией сайта Арт Каталог.
При полном или частичном копировании ссылка на сайт www.art-katalog.com обязательна!