Искусствоведы / Ткачева Татьяна

Ткачева Татьяна
Санкт-Петербург, Россия

Всего комментариев: 11

Ткачева Татьяна

Родилась в Красноярске в 1962 году.
Окончила Красноярский Государственный институт искусств.
Окончила Санкт-Петербургский государственный академический институт живописи, скульптуры и архитектуры имени И.Е. Репина (факультет теории и истории искусств), затем аспирантуру на кафедре русского искусства.
Член Союза Дизайнеров.

Специализация: русская скульптура первой половины 19 века.

Улочка старого Котора. Чернова Татьяна

Картина Татьяны Черновой подкупает непосредственным свежим взглядом на натуру. Художницу, случайно обратившую взор в перспективу узкой живописной улочки, совершенно очаровал уголок старого Котора - городка на средиземноморском побережье Черногории, который ведет свою историю еще с эллинистической эпохи. Неповторимый колорит средневекового городка, пленивший глаз художника, разлит везде. Увиденный мотив раскрывает историческую часть Котора во всем ее очаровании - черепичные крыши, характерные для Средиземноморья, зеленые жалюзи на окнах, неизменный элемент южной городской архитектуры. Цветущие зеленые лианы, водопадом льющиеся со стен, колоритный фонарь на углу старого, еще средневековых времен строения с характерным мавританским балконом. Две фигурки в черных одеждах уходят от зрителя вдаль по пустынной улочке мимо пустого в полуденный знойный час уличного кафе. Каменная кладка старых стен угадывается в пастозных, плотных мазках кисти. Длинные мягкие тени на тротуаре, на домах - знойный день перевалил за середину. Звенящая тишина, характерная для южных городков, разлита в воздухе.
Этюд изысканно красив по цвету. Работа написана, что называется, на одном дыхании, в энергичной стремительной манере. Красивые, точные попадания цвета - перекличка синих и оранжевых, рыжей терракоты черепиц, теплых розовых, золотых и сиреневых в колорите старинных построек, синеватая зелень оконных ставень, блеклый черный в одежде женщин. Стены домов и фигурки словно растворяются в мареве горячего дрожащего воздуха.
Этюд написан в настроении искреннего, открытого любования натурой. Это настроение очарования передано сочным вкусным живописным языком, что делает это небольшое полотно безусловно блестящим образцом пленэрной живописи.

24.02.2010
Цветы и фрукты. Фастенко Татьяна

Молодой живописец Татьяна Фастенко с завидной творческой смелостью осваивает большие живописные объемы. Ее не пугают большие квадратные форматы, многоплановая композиция, множество предметов, нестандартные ракурсы. В натюрморте «Цветы и фрукты» художница смело берется за сложные живописные и композиционные задачи. В натюрморте развернутая на зрителя глубокая перспектива, несколько наклоненный горизонт, отчего предметы как бы съезжают, движутся, что придает композиции сильную динамичность, которая усиливается широкой, размашистой, темпераментной манерой письма, которая отсылает ассоциативно нас к Кончаловскому, Малявину. Как будто внезапный порыв ветра раскатал фрукты по столу, сдвинул вазу, растрепал букет, приподнял драпировки, опрокинул чашку, смазал случайно краски на холсте. Вспоминается прием Сезанна, который располагал предметы под разными углами, нередко подкладывал под них кусочки дерева, чтоб придать им наклон. В полотне привлекает внутренняя напряженная экспрессия, сложная динамичная связь цветовых пятен. Одновременно в картине присутствует неподдельная одухотворенность, мощное ощущение настоящего. Картина полифонична. Художнице удается собрать гармоничную полнозвучную мозаику жизни из множества разных пазлов, «захваченных» форматом полотна. От картины Татьяны возникает особая позитивная энергетика, то самое непосредственное чувство, которое идет от художника к зрителю, минуя логические ментальные интерпретации.

24.02.2010
Фонтанка. Вид на церковь Симеония и Анны. Галимов Азат

Практически у каждого художника, живущего в северной столице, возникает своя внутренняя, глубоко личная связь с Петербургом. Такова магнетическая сила обаяния этого «самого фантастического», по определению Достоевского, города на свете. Не избежал этой участи и Азат Галимов, известный петербургский художник-живописец. Петербургский пейзаж - одно из любимых и основных направлений в творчестве художника. Можно сказать, что художник общается с городом на «вы», сохраняя в душе восхищение и преклонение пред величественной гармонией Петербурга. Его Петербург - это город воды и мостов и обязательно церквей и соборов. В Петербурге Азата Галимова - всегда хорошая погода, будь то мягкий мокрый снег, или летний прохладный пасмурный день, или неяркий и потому такой особенно теплый солнечный вечер. Картина с видом на церковь Симеона и Анны - одна из лучших в петербургской теме живописца. Могучая монументальность собора неожиданно контрастирует с темной массой зыбкой подвижной воды. Собор парит над водой, не имея опоры, хотя композиция абсолютно реалистична. Ракурс, пойманный художником, прекрасно иллюстрирует представление о Петербурге как о нереальном городе без прошлого, «этой призрачной Пальмире»…
За рамками полотна зрителем угадывается масштаб и мощь большого города, города доходных домов и промышленных мануфактур.
Дуга моста над водой, сжатой гранитом, классическая петербургская желто-серая гамма, расчетливая красота архитектуры - художник тонко уловил и передал в картине многозначный образ Петербурга, что сразу выводит полотно из разряда «видовых пейзажей» в разряд картин - «вчувствований».

24.02.2010
Счастливая осень. Недзвецкая Александра

Как истинно талантливый художник, Александра Недзвецкая в каждом из своих полотен создает собственный, неповторимый мир. Картина «Счастливая осень» есть свидетельство того, что автора пленила бесконечно обаятельная и чарующая тема Золотого века русской истории. Золотой 18 век - мир старинных дворцовых усадеб, регулярных французских парков с мраморными скульптурами, чудными гротами для уединенных и тайных свиданий… - «обманный век преображений…»… Очарование того периода русской истории неоднократно вдохновляло и мирискусников, и русских символистов, прежде всего Борисова-Мусатова, Сомова, Бенуа.
Спектакль грез… Хрупкая фигура пробегающей юной дамы. Как в театре, появляется она из одной кулисы и исчезает в другой. Еще миг - и виденье исчезнет. Местом действия служит великолепный парк - подстриженные куртины в традициях французского ландшафтного искусства того времени. Скульптура на втором плане - прекрасный рыцарь - герой не ее ли романа? И кто-то посетит уединенный грот в дальнем углу парка… Поэзией и мягкой ностальгией проникнуто полотно художницы. Плоскостная декоративная композиция делает это полотно похожим на старинные шпалеры, гобелены с «галантными» сюжетами. Художнице удалость точно соблюсти в колорите, отборе деталей, в стремительности ускользающего виденья ту пронзительную ноту ностальгии по "иному миру", который настигает нас так внезапно, когда мы гуляем по аллеям Царскосельского парка, и так же внезапно исчезает, оставляя нам щемящее чувство тоски по невозвратному…

22.02.2010
Осень. Коротков Валентин

«Изображать надо исключительно то, что никто никогда не видел и не увидит» - писал Тристан Корбьер. Цитата французского поэта-символиста - хорошая иллюстрация к полотну Валентина Короткова «Осень». Полотно художника стилистически отсылает нас к лучшим образцам живописи символизма. В произведении мы видим все характерные приметы этого стиля - монументальная плоскостная декоративность композиции, музыкальность и легкая пластичность живописной манеры.
Полотно молодого художника представляет собой образец тонкого балансирования на грани мира реального и мира мистического, невидимого. Сквозь видимый мир проступает мир невидимый. Картина квадратного формата без далекого горизонта представляет скорее плоскую поверхность, сотканную в мозаику состояний и настроений души. В скользящей, нервной манере написаны все участники осенней мистерии - утонченный женский образ в струящемся золотом платье - олицетворение вечной женственности, яблоня - один из древних знаковых символов плодородия и изобилия, склонившиеся под тяжелым грузом головки подсолнухов, сочно написанная тыква. Набор деталей и акцентов погружает зрителя на уровне бессознательного в круг древних архетипов. Художник привлекает многократно используемые знаковые модели предметной области, и среди них - один из древнейших - Первоженщина с яблоком. Художник шифрует в осенних знаках пейзажа духовное состояние героини - неведомые зрителю мечты, раздумья, воспоминания, отчего она кажется жительницей неведомой страны грез, а ее самоуглубленность завораживает. Ветер, смутный и зыбкий - невидимый участник символисткой идиллии. Предвосхищение, предожидание рождения, тайна освобождения продолжения жизни, этот непостижимый и вечный круговорот Природы - вот лейтмотив тонкого и притягательного полотна художника.

21.02.2010